Новости

17.04.2009

Дураки рано или поздно распрощаются со своими деньгами



Это эссе Джон Кеннет Гелбрейт, американский экономист, автор теории "нового индустриального общества", написал в 1992 году. Однако его актуальность с годами отнюдь не пропала. В газете "Le Monde" работа была опубликована осенью 2008 года. 

В истории есть так называемые отправные точки, которые в быту мы чаще всего называем "уроками истории". Кто их не знает, обречен их повторять. Однако эти "уроки истории" иногда так предательски неоднозначны, особенно если речь идет об экономике. Дело в том, что экономические реалии, как отмечали практически все великие от Адама Смита до Карла Маркса и Альфреда Маршалла, всегда подвержены изменениям и поэтому вряд ли могут служить надежным ориентиром в будущем. Но если определяющие факторы неизменны, "уроки истории" приобретают силу законов, чье действие неизбежно. Как раз о такой ситуации и пойдет речь. 

Обратимся к факторам, вызывающим финансовый крах, они в целом не изменились со времен "тюльпаномании" - первого известного в истории спекулятивного пузыря, возникшего в 1636-1637 году на рынке торговли тюльпанами. 


Отдельные предприниматели и даже финансовые институты оказываются в ловушке собственного ослепляющего удовлетворения от увеличения состояния и прибылей. Финансовое благополучие одновременно дарит им иллюзию интеллектуального превосходства над остальными, основанную на известном предрассудке - интеллект конвертируется в финансовое благополучие. Убеждение порождает действие: цена на интересующий товар (будь то недвижимость, ценные бумаги или предметы искусства) взвинчивается, динамика повышения, в свою очередь, подтверждает правильность выбора. Спираль раскручивается до того дня, пока не наступает всеобщее разочарование и крах, именно крах, а не постепенное ослабление интереса, как показывает история. Причем сопровождается он всеобщим тщетным желанием выбраться. 


Именно в раскручивании этой спирали следует искать причины "финансовых крахов" как явления. Те, кто оказался вовлеченным в этот процесс, никогда не признаются в собственной глупости, к тому же над умами довлеет убеждение в том, что рынок неприкосновенен. Конечно, можно упрекать более или менее заметных бывших спекулянтов или самых отъявленных махинаторов, но не "рядовых" участников "пузыря", еще недавно таких самоуверенных, а теперь раздавленных. Можно громко обсуждать совершенно незначительные вопросы: что вызвало крах? какие особые факторы сделали его таким жестким? кого следует наказать? Но один из постулатов рыночной экономики - признание совершенства рынка как такового. Он может отражать искусственные или пустые нужды, его могут искажать вмешательство монополий, нечестная конкуренция или информационные ошибки, но само совершенство рынка при этом под сомнение не ставится. 

А между тем совершенно очевидно, что спекулятивный момент, когда рост провоцирует рост, свойственен самому рынку, также как и крах, его кульминационный момент. Но поскольку эта идея как таковая отвергалась, то каждый раз приходилось искать внешние причины, приведшие к кризису, - изменение тенденций экономической активности в 1929, бюджетный дефицит в 1980-х, "биржевые механизмы" в 1987. То есть предполагалось, что в отсутствие этих факторов котировки оставались бы высокими и продолжали расти, ну или постепенно и безболезненно снизились. Если согласиться с этой логикой, то рынок с любой динамикой заранее считается непричастным к обязательно возникающим сбоям. Ничто в экономической теории не осталось сознательно настолько плохо изученным, как спекулятивный момент. 

Остался последний вопрос, что можно сделать? Периодические приступы деменции не самая привлекательная черта капитализма, согласитесь. В конце концов, нельзя сбрасывать со счетов их человеческую цену, экономические и социальные последствия. Последствия краха 1929 года были настолько серьезными, что привели к затяжной депрессии. После 1987 осталось тяжелое бремя долгов, вызванных использованием плеча, завышенные требования по прибыли к производственным и инновационным инвестициям, процедуры банкротства, наконец. И это не считая потерь, которые понесли частные инвесторы и пенсионные фонды, вкладывавшие в высокорисковые облигации. 

К сожалению, кроме этих попыток лучше понять появление спекулятивных тенденций и спекулятивного момента как такового, для борьбы с финансовыми крахами особенно ничего и не сделаешь. Какие-либо правила, регламентирующие финансовую легковерность и всеобщую эйфори, вряд ли возможно себе представить, понадобился бы целый свод законов, вероятнее всего, жестких и уж точно неэффективных. 

Единственное средство - утроенный скептицизм, благодаря которому за слишком показным оптимизмом можно было бы вовремя заметить ошибочную оценку, причем независимо от положения, статуса или благосостояния тех, кто ее распространял. И это одна из непреложных истин, которой должен руководствоваться любой инвестор, не говоря уже об управляющем фондом пенсионных накоплений: как только человек оказывается "на ты" с большими деньгами, он начинает слишком много о себе мнить, а риск совершить ошибку возрастает многократно. Позвольте считать это правило "уроком" нашего эссе. 

И второе правило: когда рынок или какую-то конкретную инвестиционную идею охватывает атмосфера чрезмерного возбуждения, с разговорами о редких возможностях и небывалой интуиции, немедленно уносите оттуда ноги! Будьте крайне осторожны! Возможно, по какой-то неимоверной случайности все это окажется правдой, и идея действительно уникальна. Однако не забывайте уроков истории: чаще всего оказывается, что это не более, чем заблуждение и самовнушение. 

Ну и в заключение, пожалуй, не избежать двух вопросов: когда наступит следующий спекулятивный эпизод и на чем он будет основан - недвижимости, предметах искусства, каких-либо ценных бумагах, коллекционных машинах? Ответа, естественно, нет. Никто вам этого заранее не скажет. Даже тот, кто уверен, что знает, на самом деле не знает ничего. Можно быть уверенными только в одном: следующий спекулятивный пузырь обязательно появится, более того, будет не последним. Да-да, как говорится, дураки рано или поздно расстанутся со своими деньгами. К сожалению, расстанутся с ними и те, кто поддался атмосфере всеобщего оптимизма или собственной исключительной "финансовой интуиции". Так было веками, и пока нет оснований полагать, что в будущем что-то изменится.



Назад к списку новостей

Задать вопрос организаторам